В 11 районах Воронежской области отмечаются локальные отключения электроэнергии

В центре Воронежа на девушку упало дерево

Воронежский «Факел» назвал имя еще одного нового игрока

Конкурс по отбору кандидатов на пост мэра Воронежа объявят 26 июня

На воронежской телебашне зажгут Вечный огонь в День памяти и скорби

4 воронежских пляжа остаются непригодными для купания

Карантин по бешенству ввели в Острогожске Воронежской области

За 500 млн рублей выставлена на продажу турбаза «Сосновый бор» под Воронежем

Воронежские автомобилисты попали в песчаную бурю на трассе М-4 «Дон»

Двух высокопоставленных ростовских налоговиков подозревают в даче взяток за защиту диссертаций в Воронеже

Ночное похолодание до +10 градусов придет в Воронежскую области в выходные

Ракетную опасность объявили в воронежском регионе на три минуты

Несмотря на бьющую ключом энергию, будет риск повернуть совсем не на светлую сторону, предупреждают астрологи.

В Воронеже дело о мошенничестве на 3,6 млн возбудили после капремонта «Музея-диорамы»

Провалились торги на капремонт за 30 млн рублей стадиона «Старт» в Нововоронеже

Синоптик рассказал, дойдёт ли до Воронежа сокрушительный ураган «Эдгар»
 

Воронежцам рассказали, как вести себя при шквалистом ветре, ливнях и граде

Актер Сергей Селин попросил воронежцев не попадаться на уловки мошенников

Главой администрации Грибановского района Воронежской области стал Михаил Тарасов

Тысячи воронежцев останутся без воды из-за аварии
 

Стало известно, какую зарплату в среднем получают воронежцы

Электромонтер из Воронежа выиграл в лотерею 3 млн рублей и загородный дом

В Воронеже готовность стадиона «Факел» для матчей РПЛ оценят до конца июня

Ночью в Воронежской области действовал режим опасности атаки БПЛА

Сегодня будет возможность подзарядить внутреннюю батарейку, которая могла несколько погаснуть после последних напряженных дней. 

Губернатор Гусев назначил нового министра труда и занятости

Возвращение прямых выборов мэра Воронежа обсудят только в сентябре

Парень погиб в аварии с легковушкой и мотоциклом под Воронежем
 

МЧС предупредило воронежцев об аномальной жаре

Ректор ВГУ Дмитрий Ендовицкий в суде: «Уголовное дело против меня – чья-то грязная фальсификация»

Авторы

Северское направление: наши бойцы к контрнаступлению врага готовы

some alt text
Ранним воскресным утром мы отправляемся на передовую на Северское направление. Небо хмурое, иногда капает дождь.
 
— Главное, чтобы ливень не пошёл, — говорит наш проводник Антон из группы военно-гражданского взаимодействия Второго армейского корпуса ЮВО (бывшей пресс-службы Народной милиции ЛНР). — Если будет сильный дождь, то вместо съёмок артиллерийской стрельбы «тапки будут».
 
 
Мы едем на линию боевого соприкосновения с коллегами из канала RT в расположение 88-й бригады ЮВО — в квадрат где-то в Северодонецком районе. Слова проводника о возможности срыва съёмки воспринимаются весьма мрачно, поскольку за день до этого мы с другой группой RT уже столкнулись с таким сомнительным удовольствием. Мы отправились в район Клещеевки к югу от Бахмута, однако внезапно появившийся блокпост ЧВК «Вагнер» нас на условленную позицию не пропустил. Не помогло и вмешательство руководства 4-й бригады, которая готова была нас принять. Ничего не принесли и его переговоры с местным штабом ЧВК. Вагнеровцы журналистов федерального международного канала и воронежского новостного интернет-портала 36ON пропустить отказались, объяснив этот тем, что не могут гарантировать безопасность съёмочной группы во время боевых стрельб. 
 
— Обидно, конечно, но резон у них есть, — констатировал в тот день наш проводник из группы военно-гражданского взаимодействия Дмитрий. — В тот район прилетает 155-мм калибр, не меньше.
 
 
УАЗ «Патриот» не выдержал, но довёз
 
 
Теперь мы едем через Славяносербский район. Знаменитый памятник комбату времён Великой Отечественной войны остаётся далеко позади, и мы приезжаем на точку встречи с военными.
 
 
Дорога у Новотошковского становится всё более и более отвратительной — ямы и колдобины через каждый метр. 
 
 
— Жжёным пластиком запахло, — говорит водитель редакционной машины RT. — Точно не к добру. Ремень, видимо.
 
Через пять минут — бух, и внедорожник встал посреди разбитой поселковой дороги.

— Давай помогу, я шарю, — говорит механик-водитель сопровождавшего нас «Урала» военных. И после недолгого осмотра выносит вердикт. — Карданный вал полетел, скручивай подшипники. Поедешь на задних колёсах, передние только крутиться будут.
 
— А доедем по такой дороге-то? — интересуется водитель RT.
 
— Дальше дорога только хуже будет, но доехать должен.
 
На обочинах вдоль дорог работают десятки сапёров из одной из частных компаний — в поисках остающихся в огромных количествах в этих местах мин. 
 
 
«Согласовывали Первый канал, а приехала Russia Today»
 
 
Мы приезжаем в очередную точку встречи, где нас приветствует подполковник 88-й бригады. 
 
— Машину на открытом месте не оставлять, может послужить целью. 
 
Дальше — долгая дорога через непролазную грязь, которая доходит до бортов берцев. Наконец долгожданная деревянная лестница, сделанная местными бойцами, и внушительные фортификационные сооружения.
 
 
— Долго такой дворец строили? — спрашиваю подполковника.
 
— Около трёх недель.
 
Около блиндажа нас встречает комбриг 88-й бригады с позывным Каштан. В руках у него самодельная рогатка. 
 
— Первый канал?
 
— Нет, Russia Today.
 
— А согласовывали Первый канал, сейчас назад поедете.
 
— Так Russia Today ещё круче, — попробовал я разрядить обстановку.
 
— А согласован Первый канал. Ну, сейчас проконсультируюсь у замполита, — говорит Каштан. — Пойдёмте пока в блиндаж.
 
 
— Кому чайку, кофейку? — комбриг принёс две большие баклажки минеральной воды и две банки лимонада.
 
— Каши полевой кто желает?
 
Сидим за солдатским столом, разговариваем. Я тоже представился:
 
— Воронеж, портал 36ON. Наша редакция развозит гуманитарные грузы по всей линии фронта в Донбассе, работаем с правительством Воронежской области.
 
— Слышали, — говорит один из офицеров штаба.
 
— Да где ж замполит-то, — в очередной раз спрашивает Каштан.
 
— Обедает, наверное, — говорит кто-то в штабе.
 
— Ну, насчёт «поедете назад» — это, конечно, военный юмор, — говорит Каштан. — Но почему у меня Первый канал написано, ума не дам.
 
— А рогатка зачем вам? — спрашиваю Каштана.
 
— Да чтобы прицел не сбился.
 
Замполита мы так и не дождались, комбриг вызывает заместителя командира отделения гаубичных расчётов — и мы отправляемся в дальнейший путь.
 
— Сейчас я схожу к командиру на пункт управления, уточню, на какие позиции поедем. И через полчасика вернусь за вами.
 
 
 
«По врагам Отечества — огонь!»
 
 
После некоторого ожидания у одинокого разбитого домика, бывшего опорника ВСУ, мы едем на позиции, где нас ждёт командир гаубичного расчёта с позывным Фугас. 

— Мы вам покажем работу гаубицы Д-30. Стреляет по укрепрайонам неприятеля на дальность до 16 километров. Отличается высокой надёжностью и эффективностью. Калибр 122-мм.
 
 
— Как мотивация бойцов перед предстоящим контрнаступлением ВСУ?
 
— Мотивация очень высокая. Встретим и разобьём. Если надо будет, сами пойдём в атаку. У нас в команде сплав опыта и молодости. Есть те, у кого уже статус ветерана боевых действий. А есть и мобилизованные. 
 
 
— Привет кто-нибудь хочет домой передать? — спрашивает коллега из RT.
 
— Я передам, — отвечает боец из Астрахани. —  А они увидят?
 
— Точно гарантировать не можем, но постараемся.
 
 
Звучит команда к приготовлению к работе гаубицы. «По врагам Отечества — огонь!».
 
И начинается стрельба из гаубицы по позициям неприятеля.
 
 
Команда «Замаскировать орудие! Расчёт в укрытие». Через несколько минут слышен звук отлёта с позиций противника, который начинает искать нашу позицию.
 
— Вот немцы огрызаться начали, — говорит замкомандира отделения. — Но, судя по звуку, близко не прилетит.
 
 
Слышен звук прилёта. 
 
— Перелёт приличный, — говорит офицер-артиллерист, — но потом будет ближе, так что собираемся и едем.
 
Уже в машине слышим звук ещё одного прилёта.
 
— Перелёт опять, но теперь ближе, давай быстрее отсюда, — говорит замкомандира шофёру.
Затем звук ещё двух прилётов, уже в поле перед нашими позициями. Затем откуда-то из леса несколько залпов наших гаубиц. 
 
— Сейчас наши «Нонны» их пыл остудят, — говорит военный.
 
 
Пока мы едем в район штаба, слышим мощнейшую канонаду от артдуэли.
 
— В каком случае меняете позицию? — спрашиваю заместителя командира отделения. 
 
— Если почувствуем опасность по звуку. Ну, или если уж совсем рядом прилетит. А так — позиция очень хорошо замаскирована, думаю, пока постоим.
 
 
«Мне их даже немного жалко»
 
Мы приезжаем обратно в штаб, чтобы перегнать видео и немного отдохнуть.
 
— А мы уж думали, не приедете, — мрачно пошутил Каштан. — Прилёты плотные весьма были. Мы даже связывались с позицией, уточняли. Искали вас укропы.
 
 
В непринуждённой обстановке речь пошла о противнике. 
 
— Мне их даже немного жалко, — говорит Каштан. — Гонят простых хуторских хлопцев на убой. При штурмах вообще не жалеют, с потерями не считаются. Один недавно попал в плен в Артёмовске к «вагнерам», слышал, чего он говорил. Готовили его к боям целые сутки. 30 часов только побыл на фронте — и в плен уже. И ему ещё повезло, кого-то и в первый час могут «задвухсотить». Жаль, но это военные действия, неприятель есть неприятель. Приходится уничтожать. Тем более, что там далеко не только хуторские, много-много серьёзных. Вот их уже не жалко.
 
 
— Ну а о нашем наступлении на Северск что думаете? — спрашиваю одного из офицеров.
 
— Мы готовы в любой момент, но руководство пока ждёт, думает, что лучше пока обороняться и перемолоть неприятеля в обороне. У нас позиции очень хорошо укреплены, если укроп полезет — встретим их достойно. Они об этом догадываются, поэтому вероятность, что они именно здесь полезут, не очень большая. Тем более — видите, какая тут грязь сейчас. А от нашего наступления на Северск никуда не деться, рано или поздно оно точно будет. Чтобы потом идти на агломерацию Славянск — Краматорск. Это уж как решат. Где будет раньше, здесь или на Часов Яре, поживём — увидим.
 
 
Машина, несмотря на поломку, благополучно довезла нас до Луганска. 
 
— Обошлись без эвакуатора, считай повезло, — говорит водитель. — Теперь починим.
Кстати, шофёр RT Никита в этой день впервые побывал на передовой. 
 
— До тебя ни один наш водитель так глубоко на линию фронта не ходил, —говорит ему видеоинженер международного канала. — Интересное у тебя боевое крещение получилось. Во всех смыслах. 
 
Владимир Сапунов  с коллегами из RT

Фото автора и объединения «Сыны Отечества» (ЛНР)
 
Читайте также: