В 11 районах Воронежской области отмечаются локальные отключения электроэнергии

В центре Воронежа на девушку упало дерево

Воронежский «Факел» назвал имя еще одного нового игрока

Конкурс по отбору кандидатов на пост мэра Воронежа объявят 26 июня

На воронежской телебашне зажгут Вечный огонь в День памяти и скорби

4 воронежских пляжа остаются непригодными для купания

Карантин по бешенству ввели в Острогожске Воронежской области

За 500 млн рублей выставлена на продажу турбаза «Сосновый бор» под Воронежем

Воронежские автомобилисты попали в песчаную бурю на трассе М-4 «Дон»

Двух высокопоставленных ростовских налоговиков подозревают в даче взяток за защиту диссертаций в Воронеже

Ночное похолодание до +10 градусов придет в Воронежскую области в выходные

Ракетную опасность объявили в воронежском регионе на три минуты

Несмотря на бьющую ключом энергию, будет риск повернуть совсем не на светлую сторону, предупреждают астрологи.

В Воронеже дело о мошенничестве на 3,6 млн возбудили после капремонта «Музея-диорамы»

Провалились торги на капремонт за 30 млн рублей стадиона «Старт» в Нововоронеже

Синоптик рассказал, дойдёт ли до Воронежа сокрушительный ураган «Эдгар»
 

Воронежцам рассказали, как вести себя при шквалистом ветре, ливнях и граде

Актер Сергей Селин попросил воронежцев не попадаться на уловки мошенников

Главой администрации Грибановского района Воронежской области стал Михаил Тарасов

Тысячи воронежцев останутся без воды из-за аварии
 

Стало известно, какую зарплату в среднем получают воронежцы

Электромонтер из Воронежа выиграл в лотерею 3 млн рублей и загородный дом

В Воронеже готовность стадиона «Факел» для матчей РПЛ оценят до конца июня

Ночью в Воронежской области действовал режим опасности атаки БПЛА

Сегодня будет возможность подзарядить внутреннюю батарейку, которая могла несколько погаснуть после последних напряженных дней. 

Губернатор Гусев назначил нового министра труда и занятости

Возвращение прямых выборов мэра Воронежа обсудят только в сентябре

Парень погиб в аварии с легковушкой и мотоциклом под Воронежем
 

МЧС предупредило воронежцев об аномальной жаре

Ректор ВГУ Дмитрий Ендовицкий в суде: «Уголовное дело против меня – чья-то грязная фальсификация»

Авторы

Почему жители Гвардейского переулка годами протестуют против переселения

some alt text
До домов №27 и №27а в Гвардейском переулке, за которые уже несколько лет идет битва между застройщиком и горожанами, от оживленного Ленинского проспекта с его магазинами, аптеками и многообразием общественного транспорта – от силы пять минут прогулочным шагом.
 
 
Два опрятных строения из светлого кирпича, стоящие друг напротив друга, буквально утопают в зелени. В ухоженных палисадниках за деревянным забором растут цветы и фруктовые деревья. В центре двора сушится белье. Атмосфера тут, надо сказать, особенная. Будто где-то между Ленинским проспектом и улицей Ленинградской открылся портал в старый советский фильм.
 
Оба дома в Гвардейском переулке были построены в самом начале 50-х. Квартиры здесь получали преимущественно сотрудники авиационного завода. С тех пор сменилось уже несколько поколений жильцов. 
 
 – Для нас это не просто квартира, а фактически родовое гнездо. Тут уже пятое поколение нашей семьи подрастает, – признается Евгений Протопопов, житель одной из квартир в доме №27а. – Я не готов просто так бросить этот дом и уехать непонятно куда.
 
Однако на «переезде» настаивает застройщик, которому кажется не терпится начать на участке работы. Предполагается, что расселить дома должны уже до конца 2023 года.
 
 
Новость про переезд впервые настигла владельцев недвижимости в Гвардейском переулке в 2015 году. Оказалось, что в какой-то момент дома признали аварийными, после чего горожане попали в программу переселения из аварийного жилья. 
 
В планы людей переезд не входил. А на состояние жилищ никто не жаловался. О заявленных в документах осадке, трещинах, перекошенных дверях и окнах люди слышали впервые.
 
– Особенно «повеселил» вывод о штукатурке, 75% которой отвалилось с фасада дома. Есть только одна проблема. Дом никогда даже не был оштукатурен, – смеется Евгений. 
 
 
Вопросов к внезапно появившимся документам у горожан было множество. В итоге пришлось формировать инициативную группу и обращаться в суд с требованием исключить дом из программы сноса. Суд выиграли, с властями «пообщались», ну и забыли об этом на несколько лет.
 
За эти годы еще несколько домов вокруг двухэтажек признали аварийными и расселили. Частично старый фонд уже снесли, отдельные постройки по-прежнему ждут своей участи.
 
– Вот этот дом, – рассказывает нам Евгений во время импровизированной экскурсии по округе, – расселили только в прошлом году. Жители сами об этом попросили, когда тут гореть все начало. А вот тут, – указывает горожанин рукой на почерневший после пожара остов построек, – когда-то были сараи и гаражи.
 
 
Территория, готовящаяся под застройку, вокруг все еще двух жилых домов, поросла бурьяном. Кое-где образовались стихийные свалки. Но это никого, кажется, не заботит.
 
 
Тем временем осенью прошлого года история с расселением домов №27 и №27а пошла на очередной виток.
 
– Тогда стало известно, что вроде как ДСК выиграл тендер на застройку 125 га – от Димитрова до Героев Стратосферы. А в октябре на дверях наших подъездов появились объявления о встрече застройщика с жильцами. Затем объявления поменяли. Текст тот же, только компания уже другая – ГК «Развитие». Нам в итоге потом удалось выяснить, что у ДСК якобы какое-то соглашение с «Развитием» есть, по которому последние вроде бы и будут этим участком заниматься, – поясняет нам местный житель.
 
Представители компании-застройщика, по словам жильцов, якобы были нетерпеливы, «переговоры» о расселении вели не очень вежливо, особенно с пожилыми. Хотя люди не требовали ничего сверхъестественного: ни недвижимости на площади Ленина, ни громадных площадей взамен старых квартир. Просто отказывались съезжать на окраины с пока что плохо развитой инфраструктурой, надеясь, что им помогут подобрать варианты максимально близко от нынешнего места жительства.
 
 
– Я живу здесь уже 64 года. Тут родилась, тут выросла, – рассказывает Ирина, одна из жительниц дома №27. –  Больше сорока лет проработала на авиационном заводе. Всегда на работу пешком ходила. А сейчас вышла на пенсию. И теперь меня пытаются переселить из района, где все находится в шаговой доступности, в Масловку, в Шилово, на Гайдара в Коминтерновском – в перестроенное общежитие 60-го года. Для меня это неприемлемо. 
 
В конце 80-х в нашем доме провели капремонт, ради которого люди съезжали отсюда на целых два года. Поменяли тогда тут все коммуникации. Конечно, после этого прошло уже много времени, какие-то замечания есть, дом старый, как ни крути. Но здания эти крепкие. Мы бы тут еще жили и жили. Место очень хорошее, – подытоживает Ирина.
 
 
– Переезд в другой район влечет за собой кардинальные перемены, – замечает Наталья, жена Евгения. – У нас у всех сложившийся образ жизни. У меня, например, работа, до которой можно добраться пешком. У наших пенсионеров – знакомые магазины, аптеки, поликлиники. Это все немаловажно. У семей с детьми – детсад и школа в шаговой доступности.
 
– Наш 4-летний внук, например, – продолжает мысль супруги Евгений, – недавно в детский сад пошел. Он тут, через дорогу, находится. У мальчика только друзья начали появляться. Он только стал привыкать. Переводить его в другой сад сейчас – это моральная травма для ребенка!
 
– Опять же, общественный транспорт отсюда совсем недалеко. А представьте, если какой-нибудь бабушке предложат квартиру на условном 15 этаже нового ЖК, куда еще даже автобусы не хотят. Вот что она там делать будет? – задает риторический вопрос Наталья.
 
Отдельных жильцов домов №27 и №27а все-таки удалось уговорить на переезд. Ничего предосудительного оставшиеся в этом не видят. У всех разные обстоятельства. 
 
– Уехали те, кто «послабее», – полагает Евгений. – Люди подумали, что мало ли, что дальше будет. Тем более что подозрительные «гости» у нас уже были.
 
Не так давно в соседний подъезд, в проданную на первом этаже квартиру, наведались предположительно коммунальщики. Жильцы говорят, что видели в руках у визитеров предмет, похожий на болгарку, который в теории могли использовать для того, чтобы срезать трубы.
 
– Если они там что-то сделают и у нас потом в отопительный сезон станет холоднее, а мы начнем жаловаться на проблему, то как раз появится причина, по которой можно признать дом аварийным, – поясняет Евгений. 
 
И, хотя в управляющей компании «Ава-Кров», куда после визита рабочих обратились жильцы, и заверили, что в квартирах, где никто не проживает, могут разве что отключить свет и поставить заглушки на газовое оборудование, спокойствие теперь жителям двухэтажек только снится. Тем более что визит повторился. Даже вызывали полицию.
 
– Мы все прекрасно понимаем, что это место – лакомый кусок для застройщика, – продолжает мужчина. – И что здесь квартиры, когда их построят, будут стоить больше 100 тысяч за метр. Нам же предлагают максимально дешевые варианты в отдаленных районах. А когда разговор заходит о более близких и куда более приемлемых для нас местах, мы слышим, что «там для переселенцев квартиры не предусмотрены». 
 
При всем при этом мы не отказываемся переезжать, не качаем тут упорно свои права, просто пытаемся договориться о нормальных условиях, которые устроят обе стороны. В конце концов это не мы к ним пришли просить о переселении из аварийного дома, где жить невозможно. Это они пришли к нам, потому что хотят возвести новые ЖК на месте не аварийных домов, где мы сейчас живем. 
 
Ехать на Ростовскую или Саврасова – для нас это не равно улучшению жилищных условий.
 
 
Новый жилой комплекс «Мандарин» на Саврасова – как раз один из основных вариантов, предлагаемых «переселенцам».
 
 
От остановки «Переулок Гвардейский» до этих домов минут 15 на маршрутке и еще столько же – на своих двоих вдоль частного сектора, где даже нормального тротуара нет.
 
 
Ближайшая «ходовая» остановка – «Ул. Новосибирская». А непосредственно до ЖК пока доходит только автобус №65. Где-то раз в полчаса, говорят местные. Не так часто, как хотелось бы. Сравнивать транспортную доступность двух локаций, очевидно, не имеет никакого смысла.
 
 
Для владельцев собственных авто – может, и не такая серьезная проблема. Для людей без авто, а уж тем более для пожилых старушек – прямо беда. Особенно сложно назвать приятной прогулку от Ленинского проспекта до нового ЖК в непогоду или вечером. Тут все-таки еще и собаки бездомные есть.
 
А вот сам по себе ЖК, справедливости ради надо сказать, смотрится вполне прилично. 
 
 
– Тут довольно тихо, спокойно, сами видите, – рассказывает нам о жизни в ЖК одна из прогуливающихся в большом дворе мам с детьми. – По коммуналке... в среднем за 2-комнатную квартиру я плачу около 4-6 тысяч рублей. Зимой отопление выходит примерно в 2 тысячи за 52 «квадрата».
 
С парковкой будут проблемы, места тут немного. Для машин предусмотрены места только во дворе или вокруг домов. 
 
Еще из проблем я бы отметила то, что во двор забредают бродячие собаки. Ведут они себя вроде бы пока спокойно, но легче от этого не становится. Также бывают сложности с соседством – частный сектор довольно шумный. Подростки оттуда на мопедах приезжают, кричат, гоняют на полной скорости.
 
 
А еще, говорят, здесь нередко приходится дышать удивительными ароматами ставших уже знаменитыми Левобережных очистных сооружений. Местные жители, с которыми нам удалось поговорить, признаются, что особенно это заметно в летний период – пару раз в месяц запах доходит до территории ЖК и ощущается даже в квартирах. Понятно, что жителям Гвардейского, привыкшим наслаждаться запахами цветов из палисадников, это тоже, мягко говоря, не слишком нравится.
 
 
В ЖК есть сетевой супермаркет и аптека, но очевидно, что всех потребностей местных жителей они не покрывают. Напротив располагаются павильоны – которые, судя по всему, в будущем будут использоваться под торговлю. Но сейчас пустуют. Вывод напрашивается вполне логичный. 
 
 
Жители двух домов в Гвардейском переулке переезд в новенький жилкомплекс на Саврасова рассматривать более не намерены. Бывали там, и не раз. Люди по-прежнему надеются, что взамен обжитых квартир в неаварийных домах им смогут предложить что-то сопоставимое по ценности.