Воронежская область попала в топ-10 регионов по количеству пьяных ДТП
 

Водителя со штрафами на 1,2 млн рублей остановили в Воронеже

Две столкнувшиеся фуры перекрыли трассу М-4 в Воронежской области

В Воронеж на три дня привезут Казанскую икону Божией Матери

Двух детей и пенсионерку случайно сбили на улице Минской в Воронеже
 

Проблему со светом в Северном микрорайоне Воронежа решили спустя несколько дней

«Быстрое расселение из ветхого жилья»: в Воронеже обсудили потенциал механизма КРТ

Жара не покинет Воронежскую область в выходные: в дневные часы обещают до +33 градусов

Опасность атаки БПЛА над Воронежской областью отменена: о сбитых целях не сообщалось

Коммунисты выдвинут кандидата в мэры Воронежа впервые за одиннадцать лет

Еще в двух воронежских парках появились стенды с фотографиями героев СВО

Дело о создании притона с порномоделями дошло до суда в Воронеже

Когда повысят стоимость проезда в Воронеже: стала известна дата

Началось лицензирование нового стадиона воронежского «Факела»

Семья из Воронежа разбилась на самолёте в Татарстане

Министр ЖКХ Воронежской области о брошенных «ПИК-Комфорт» домах, аварийном жилье и участии в гонке на пост мэра

Начальник дежурной части сливал данные умерших похоронному агентству в Воронеже
 

Загадочное сияние заметили в ночном небе над Воронежем

Воронежцам показали VIP-зал в новом терминале аэропорта

В небе над Воронежской областью ночью уничтожили беспилотник самолетного типа

Звуки сирен в разных районах города напугали воронежцев

Ставший источником ботулизма рыбный цех под Воронежем показали изнутри

Почти 800 млн рублей похитили мошенники дистанционно у воронежцев с начала года

Владимир Путин заинтересовался песней воронежской многодетной семьи

Впечатляющими фото и видео ночной грозы поделились воронежцы в соцсетях

Воронежский «Факел» в четверг проведет открытую тренировку на стадионе «Чайка»

В небе над Воронежской областью за ночь сбили несколько БПЛА: режим опасности отменен

Синоптики: на Воронежскую область надвигаются грозы и сильный ветер

«Произошёл разброс боеприпасов». Сапёры работают в Подгоренском районе, где сбили БПЛА

Бывший вице-мэр Воронежа Антиликаторов останется в колонии

Авторы

Волонтёр из ЛНР: «Плачем с родственниками жертв преступлений ВСУ»

some alt text
Тема военных преступлений украинской армии и её западных хозяев является одной из самых больных и актуальных — как в период проведения СВО, так и до неё — 8 лет с 2014 года, когда коллективный Запад и киевский режим развязали кровавую бойню на Донбассе. Обстрелы гражданских объектов и гражданского населения, пытки и убийства военнопленных, расстрелы со стороны ВСУ мирных жителей на захваченных территориях — всё это давно стало общим местом. Но от этого только, увы, приобретает трагическую злободневность.
 
 
Напомним, что мы неоднократно обращались к этой теме, например, в мае в Донецке взяли интервью у специалиста по международному гуманитарному праву, занимающегося расследованием военных преступлений укронацистов, — Ивана Копыла.
 
А сегодня в Луганске мы поговорим о схожих проблемах с заместителем командира полевой группы межведомственного проекта «Не забудем, не простим!» Общественного движения «Мир Луганщине» Юлией Кожевниковой. Юлия Евгеньевна рассказала нам о том, как они занимаются поиском и раскопками массовых захоронений — результатов преступлений ВСУ против человечности — на территории ЛНР. 
 
Ю. К.:  Межведомственная рабочая группа приступила к работе в 2021 году. Мы занялись поиском стихийных захоронений, братских могил. Это мирные жители, которые стали жертвами украинской агрессии. Те, что погибли ещё в 2014 году. Мы поднимали их останки в 2021-м. Сначала мы отработали город Первомайск, потом Луганск (здесь, у посёлка Видное было стихийное захоронение). Затем Краснодонский район, село Верхнешевырёвка. И так далее. 
 
 
В. С.: Как изменилась Ваша работа после начала СВО?
 
В этом году наша группа продолжила свою работу. 25 июля приступили к поднятию останков в Рубежном. На сегодняшний день в этом городе мы перезахоронили 315 человек. Также в Северодонецке, после его освобождения, подняли останки 143 местных жителей. Очень много у нас обращений от родственников, работа идёт полным ходом. Захоронения находим во дворах школ, домов, детских садов, огородов. Людям ведь надо с почестями перезахоронить своих родных и близких, установить причину смерти, получить соответствующие документы. У граждан ведь часто нет понимания, как это сделать, они обращаются в прокуратуру, в другие инстанции. А с нами всё получается быстрее, объясняем им всё.
 
В. С.: Какие специалисты работают в вашей команде?
 
Ю. К.:  Прежде всего это судмедэксперты, при поднятии останков сразу же идёт осмотр тела, тут же устанавливается причина смерти. 
 
В. С.: Какие это в основном причины?
 
Ю. К.: Основными причинами смерти были минно-взрывные и пулевые ранения. Осколочные преобладали.
 
В. С.: Есть ли какие-то совсем уж вопиющие примеры?
 
Ю. К.:  Да всё это вопиюще. Есть, конечно, совсем из ряда вон выходящее. В Рубежном к бабушке 1938 года рождения в квартиру заселились украинские вояки, заняли там позиции. А она возмущалась, мешала им. Соседи рассказывали: кричала сначала, а потом затихла. День, другой не слышно её. Потом выяснилось, что слишком мешала она укронацистам — и они её просто забили насмерть. Две недели назад подняли её останки, причина смерти — избиение, полностью все кости были сломаны. 
 
В. С.: Рассказывали нам о подобном случае в Волновахе, когда она была под ВСУ… 
 
Ю. К.:  Да, конечно, такие случаи далеко не единичны. Но мы ДНР не занимаемся — тут не могу прокомментировать. А у нас родственники часто рассказывали о таком — как убивали их родных и близких, снайперы работали по мирным гражданам. Просто «снимали», расстреливали. Пошёл человек за водой — получил пулю в голову от снайпера. Двух деток в Рубежном целенаправленно снарядом убили на балконе, видели ведь, что они там играют. 
 

В. С.: Скажите, пожалуйста, Вы устанавливаете многочисленные факты военных преступлений ВСУ. В какие органы вы сообщаете сведения о них?
 
Ю. К.: У нас не только судмедэксперты, но и юристы работают. Обращаемся прежде всего в Следственный комитет, в прокуратуру. С СК особенно тесно взаимодействуем. Ну, и Международный уголовный суд к нам приезжал, Красный крест был.  Приезжают по крайней мере. Собирается информация, передаётся и в Гаагу, не только нашим правоохранительным органам.  СК работает по каждому человеку, по каждой семье. 
 
В. С.: Как вы психологически справляетесь с такой тяжёлой работой, как поиск массовых захоронений? 
 
Ю. К.:  С переживанием, конечно. Тяжело было в 2021-м, когда нам предложили эту работу. Наш руководитель Анна Борисовна Сорока, сейчас советник главы ЛНР, собирала эту информацию 8 лет — по стихийным захоронениям, массовым преступлениям. Сильно мы переживали, не знали, как это всё будет. В начале я боялась даже в морг зайти и увидеть тело, для меня это было шоком. Но после того, как начали работать по обращению родственников, честно сказать, для себя не вижу даже другого занятия. Я считаю, это мой долг. Я должна помогать, с 2014 года занималась гуманитарной помощью — теперь вот этим. Привыкла уже, хотя плáчу вместе с родственниками погибших, мне всех жалко. Увы, копать нам ещё и копать. Следующий у нас Лисичанск, хотя в Рубежном и Северодонецке ещё есть братские могилы — будем заниматься параллельно. 
 
В. С.: Терпения вам и выдержки в вашем нелёгком и благородном деле.
 
Фото – автора.

Автор: Владимир Сапунов