Сегодня вас может бросать в крайности – в воздухе царит напряжение.

Воронежского студента, искавшего работу, мошенники обманули на 300 тыс рублей

 

Памятник автору повести «А зори здесь тихие» могут установить в Воронеже

Заболеваемость COVID-19 выросла впервые с середины марта в Воронежской области

Трех граждан Украины заподозрили в шпионаже в воронежском УФСБ

Возле двух школ в Коминтерновском районе Воронежа на 3 дня закроют движение

Воронежцев предупредили о мошенничестве с флюорографией

На военные сборы заберут воронежских десятиклассников

Скончался четырёхкратный чемпион СССР по боксу из Воронежа

Сегодня ваши чувства будут метать гром и молнии, поэтому будьте осторожнее в важных ситуациях.

Телевидение и радио отключат в Воронежской области
 

Воронежцев ждет магнитная буря вечером 20 мая

Эксперты рассказали, когда половина воронежцев будет получать зарплату в 100 тыс рублей

Более 17 тысяч человек посетили «Ночь музеев» в этом году

“Снежные” хлопья засыпали майский Воронеж
 

Мужчина и женщина разбились в аварии с грузовиком в Семилукском районе

Летнее тепло вернется в Воронежскую область на рабочей неделе

Полыхающую фуру потушили спасатели в Коминтерновском районе Воронежа

Какую роль играют медиа в создании нового миропорядка

В Воронеже на детской площадке заметили маму с лисятами

 

Выяснилось, сколько воронежцев пострадали во время страшного урагана
 

Воронежцам назвали первоочередные 12 зон отдыха, подлежащие благоустройству

В Воронеже за год спрос на аренду студий вырос на 18%

«Ночь музеев-2024» в Воронеже: куда идти и что смотреть

Рационализм вчерашнего дня, к сожалению, будет слегка приглушен. На первый план выйдут эмоции, причем, не факт, что позитивные.

В Воронежской области подорвали 14 мин времен ВОВ

Две девушки ответят в суде за поцелуй в баре в центре Воронежа

На XII Медиафоруме в Воронеже выяснили, как побеждать в инфовойнах

В Воронежской области с начала 2024 года выявили 23 случая бешенства у животных

В парках Воронежа пройдут концерты под открытым небом

Социум 878

«Общие дети»: «В нашем деле люди – главная ценность и главная опора»

some alt text
Благотворительным организациям всегда жилось непросто, но в последние месяцы ситуация, кажется, только ухудшилась. В контексте последних событий к тратам стали иначе подходить как компании, так и простые россияне. По наблюдениям активистов волонтерского движения «Общие дети», жертвовать не стало меньше людей, но объем пожертвований сократился в разы.
 
– Допустим, если человек перечислял нам в месяц тысячу рублей, то теперь он готов пожертвовать только сто. Так что эти изменений никак не сказываются на данных статистики, если на нее смотреть, но будут влиять на деятельность зависящих от финансовой поддержки населения НКО, – поясняет руководитель организации Ксения Пенькова.
 
Впрочем, меньший объем пожертвований от неравнодушные не означает, что работы у общественников станет меньше. Самым социально незащищенным категориям помощь и поддержка будут требоваться всегда.
 
Ксения Пенькова, руководитель благотворительной организации «Общие дети», говорит, что в благотворительности очень многое зависит именно от людей, общественники и активисты – главная движущая сила, ценность и опора любого движения.
 
Мы поговорили с Ксенией о том, как общественники приспосабливаются к новым условиям, что помогает не сдаваться, несмотря на все трудности, и можно ли организовать работу благотворительной организации таким образом, чтобы все работало как часы.
 
 
«Нам ничего не было страшно»
 
«Общие дети», пожалуй, можно назвать одной из самых «взрослых» и самых стабильных некоммерческих организаций в регионе. По выбранному направлению активисты работают уже больше 14 лет.
 
– Это только официально, – делает ремарку Ксения. – На самом деле все началось раньше. Когда вся наша деятельность стала набирать обороты, мы уже не могли помогать просто так, нам потребовалось как-то себя позиционировать, объяснять, кто мы и чего мы хотим.
 
С самого начала общественники взяли на себя заботу о детках, оставшихся без попечения родителей. Под «крыло» забрали целую палату малышей одной из воронежских больниц. Но это было только начало.
 
– Нам тогда ничего не было страшно, – вспоминает Ксения. – Мы взяли палату отказников, потом взяли на кураторство интернат, к нам стали приходить семьи, попавшие в трудную жизненную ситуацию.
 
Офис общественники тогда за собственные деньги снимали на Кольцовской, там же организовали склад, куда воронежцы могли нести вещи, а те, кому что-то требуется, здесь же – забирать. 
 
За минувшие годы организация существенно выросла. Однако направления, по которым работали общественники, остаются плюс-минус одними и теми же: это детки-отказники (прим.ред. – вообще-то правильно говорить дети, оставшиеся без попечения родителей, но мы будем периодически для краткости использовать такое словосочетание), поддержка интернатов и детских домов, работа с кризисными семьями. 
 
 
В 2014 году к общественникам стали обращаться прибывшие в регион первые беженцы с Донбасса – работы резко прибавилось, но отказать в помощи людям воронежцы не смогли. А около семи лет назад у «Общих детей» появилась экологическая программа «Крышка-малышка». Средства от сбора пластиковых крышечек, правда, идут на оплату нянечек в программе «Выжить без мамы», так что речь тут не чисто об экологии, а еще и о грамотном распределении ресурсов и поиске возможностей.
 
– Мы организуем дополнительный уход для ребят до 10 лет, которые находятся в трех воронежских больницах: на Бурденко, на 45-ой Стрелковой Дивизии и на Ломоносова. Нашим подопечным выделены отдельные палаты, которые мы отремонтировали и полностью обустроили. За детками там присматривают нянечки, которых мы оплачиваем. По несколько часов, чаще всего по вечерам, когда нянечки уходят, с ребятами сидят волонтеры-медики, которых мы предварительно обучаем. В помощи больницам, если им что-то требуется и в наших силах помочь, мы не отказываем. Рядом с корпусами мы обустроили детские площадки для всех маленьких пациентов, не только для наших подопечных. А еще мы организовываем для ребят праздники.
 
 
На сегодняшний день за подопечными организации посменно присматривают 8 нянечек. Понятно, что работают они не столько ради денег – зарплаты, прямо скажем, невеликие (порядка 18 тысяч рублей за 2 недели), – сколько из неравнодушия и желания помогать.
 
– Больше мы платить, к сожалению, не можем, – признается Ксения. – Хотя понимаем, что такие зарплаты их труду несоизмеримы. Это скорее такая… денежная компенсация за моральный вред.
 
Общественники делятся радостью: с начала года благодаря акции «Крышка-малышка» – контейнеры по сбору пластиковых крышечек стоят и в городских парках, в школах, и в детских садах, – удалось набраться сумму, равную годовой зарплате одной нянечки.
 
– Раньше такого не было. Если удавалось благодаря проекту приобрести одну инвалидную коляску, вертикализатор или что-то подобное – очень радовались.  Нам удается в последнее время набирать порядка 2,5 тонн пластика. Чтобы вы понимали, это целая комната, доверху забитая крышечками.
 
На базе НКО работает Школа приемных родителей, где люди, которые только готовятся взять ребенка или уже взяли, и столкнулись со сложностями, учатся их преодолевать.
 
– Много возвратов детей. Сколько бы не объясняли людям, что будет сложно, будет трудно, они все равно будто до конца не осознают масштаб бедствия.
 
Кстати, Школу курируют две сотрудницы организации, которые уже являются приемными мамами. Одна из девушек взяла опеку над двумя малышами, вторая – над тремя. 
 
 
Второе большое направление работы «Общих детей», – работа с детскими домами и домами-интернатами.
 
– Мы дружим с двумя тысячами сирот, – смеется Ксения. – Навещаем их, покупаем что-то в учреждения, поздравляем с праздниками и возим на экскурсии, чтобы после выпуска большой город не стал для них шоком (прим.ред. – некоторые подшефные учреждения НКО находятся в области). Считаем, что это очень важно, чтобы ребята до выпуска понимали, какой он, реальный мир. А еще  у нас есть программа дополнительного просвещения по школьным предметам, мы часто устраиваем олимпиады.
 
С выпускниками детских домов тоже продолжают работать. У организации есть подшефное общежитие в городе. Его жильцам общественники помогают продуктовыми наборами и полезными подарками на праздники. Правовые вопросы тоже помогают решать, если возникает такая необходимость.
 
Третье направление – самое сложное и самое спорное.
 
– Когда мы работаем с отказниками или детскими домами, то есть только две стороны: мы и дети. Ну еще руководство больниц и интернатов, но они обычно совсем не против нашего присутствия. Тут же появляется третья сторона, – мама, которая может быть как абсолютно равнодушна к ситуации, так и настроена против каких-либо изменений, которые мы предлагаем.
 
На попечении «Общих детей» постоянно находился около 300 сложных семей, которым требуется помощь. Это не одни и те же люди. В программу берут где-то на год. И за это время пытаются улучшить или исправить ту проблему, с которой люди пришли. Речь может идти об юридической помощи, улучшении жилищных условий, помощи психолога. Какие-то случаи требуют больше времени, обратившихся – не бросают. Исключением может стать ситуация, когда люди сами не настроены работать и делать что-то, чтобы стало лучше.
 
– У нас много обращения через сарафанное радио, через социальные сети. Еще часть семей к нам направляют от соцзащиты из Советского и Левобережного районов города, – они в городе самые проблемные. Часто обращаются неравнодушные люди, знающие, что в семье проблемы. В таких случаях мы сначала просим дать наш номер, чтобы люди сами делали первый шаг, чтобы мы помогали тем, кто действительно этого хочет, а не сталкивались с негативом в нашу сторону, мол, зачем вы к нам лезете.
 
Ксения отмечает, что среди кризисных семей попадаются как люди, которым действительно требуется помощь, так и те, кто пытается улучшить свое положение за счет благотворительных организаций и фондов. С такими хитрецами борются, у воронежских организаций даже есть общая табличка с их именами.
 
А еще, признаются общественники, бывает грустно от того, что люди из одной категории подопечных перетекают в другую. Несмотря на то, что делают активисты для нуждающихся очень многое.
 
– Условно говоря, был у нас отказник, потом он вырос, его отправили в детский дом, где он нашел пару. У ребят из детского дома рождается собственный ребенок, парень уходит, потому что оказывается, что не такая там и сильная любовь была, а мы получаем мать-одиночку с ребенком на руках. 
 
А еще порой в категорию кризисных попадают вполне благополучные семьи, которые берут на себя обязанности несоизмеримые возможностям. Например, чтобы не разлучать ребят из детского дома, становятся опекунами сразу двух малышей, вместо запланированного одного.
 
 
Беженцы, или, как принято говорить, вынужденные переселенцы, – это еще одно теперь уже большое направление работы организации. С этой категорией населения общественники начали работать 8 лет назад.
 
– Мы столкнулись с большим количеством людей, которым требуется помощь, еще в 2014 году. В день было довольно много обращений, мы к такому не привыкли. Но как-то пережили это время. Кстати, уже несколько лет работой с беженцами у нас занимается девушка, которая сама в то время была вынуждена с семьей переехать в Воронеж.
 
Вторая волна, если так можно сказать, обрушилась на общественников в конце февраля. Когда в городе за считанные дни наладили работу по организации помощи прибывающим.
 
– Общественники довольно редко объединяются, но в этой ситуации мы поняли, что иначе никак. Собрались, распределили обязанности. Первое время склады (прим. – с вещами, гуманитарной помощью и т.п.) были переполнены, а сейчас переполнены ПВРы. А вот запасы необходимого в разы скромнее.
 
В самом начале к нам начали обращаться люди, многие из которых приехали своим ходом, у них не было ничего. У нас тогда была какая-то сумма, условно свободная – около полумиллиона рублей – которые мы тут же пустили на нужды беженцев. Купили одежду, средства гигиены, предметы первой необходимости. Деньги очень быстро закончились.
 
 
Как и любое НКО, «Общие дети» существует на гранты, которые удается выиграть, и на пожертвования неравнодушных людей. 
 
– Мы стараемся подаваться на максимальное количество грантов, очень расстраиваемся, если не удается получить финансирование. К счастью, проигрыши бывают у нас не так часто. Президентский грант ежегодно получаем последние лет 5-6. Благодаря последнему конкурсу мы получим машину, она нам сейчас очень нужна, поскольку автоволонтеры не всегда могут помочь.
 
Волонтеры – большая опора общественников. Многие из добровольцев сами когда-то обратились в «Общие дети» за помощью, а получив ее, захотели быть полезными. 
 
– Особых навыков мы не требуем. Всему что нужно, научим. У нас есть школа волонтеров. Можно помогать на складе, выполнять какие-то задачи, сидя за компьютером, а можно, при наличии авто, развозить вещи. Или выезжать в детские дома и интернаты, помогать нам организовывать праздники и другие активности. В общем, работы всем и всегда хватает. Если у вас есть свободное время – мы вас займем.

На фоне текущих проектов все время возникают новые. Один из таких – «Выручай-комната» для подростков, которая откроется уже в середине ноября.
 
– Мы организовали небольшое пространство на проспекте Революции , где смогут проводить время подростки, которых можно отнести к категории трудных. Сейчас в помещении заканчивается ремонт. Там у нас будут проводиться различные активности, организуем киноклуб. Мы впервые решили сделать что-то подобное, но мне кажется, что найдутся те, кого проект заинтересует. Понятно, что ребята должны сами захотеть туда ходить. По-настоящему сложных подростков мы ни в каком киноклубе не удержим, там требуется куда более глубокая работа.
 
Если говорить о перспективах, то конечно, нам бы хотелось масштабировать поле своей деятельности, больше работать с районами области, откуда к нам часто приезжают люди за помощью. Вот, открываем вот филиал в Новой Усмани, будет у нас помещение в Острогожске. Но на этом останавливаться бы не хотелось. 
Спешить, впрочем, тоже не будем. Главное – укрепить свои позиции на тех территориях, где мы уже взяли на себя обязательства. Чтобы все работало как часы.
 
Фото – из архива организации «Общие дети».