Над обвиняемым в убийстве двоих бойцов ЧВК «Вагнер» начался суд в Воронеже

Воронежцев предупредили о магнитных бурях, которые будут бушевать два дня

Электрика из Воронежа мошенники обманули почти на 2 млн рублей

Банду обнальщиков, обогатившихся на 20 млн рублей, задержала полиция в Воронеже
 

Густой туман накрыл Воронеж 24 апреля

В центре Воронежа перекроют улицы 25 апреля

Опоздавшая к рейсу семья из Россоши пыталась вернуть 255 тысяч рублей за билеты

Воронеж должен установить абсолютный температурный рекорд из-за аномального тепла в апреле

В пригороде Воронежа осколки сбитого беспилотника упали на СНТ: произошел пожар

Призывник из воронежской Бутурлиновки получил штраф за уклонение от военной службы

Воронежцев испугали похожие на взрывы громкие звуки

Бухгалтера управления физкультуры и спорта обвиняют в присвоении 6 млн рублей в Воронежской области

Жители домов в Железнодорожном районе Воронежа временно останутся без холодной воды

Трудовая инспекция начала свое расследование после смертельного пожара на воронежском заводе
 

Воронежцев эвакуировали из ТЦ «Галерея Чижова»

«Это портал?». Воронежцы поделились кадрами огромной ямы у парковки 

История об избиении 14-летней девочки в Воронеже дошла до Бастрыкина 

За год в Воронежской области сократилось количество крупного рогатого скота

20 пожарных расчетов борются с огнем на улице Солнечной в Воронеже

Большинство воронежцев не готовы отказаться от наличных

Воронежцы не могут добиться расселение признанного опасным для проживания векового деревянного дома

Синоптики рассказали о погоде в Воронеже на длинной рабочей неделе

Рок-фестиваль «Чернозём» может вернуться в Тамбов

Молодого водителя BMW оштрафовали за дрифт под окнами домов в Воронеже

Разбитые пробирки с кровью на дороге напугали воронежцев

Воронежцев попросили не пугаться сирен сегодня днем на левом берегу

В Воронежской области подорожали сосиски, помидоры и чай. 

Жара до +26 градусов ожидается в Воронеже в выходные

Боец из Воронежской области погиб в зоне СВО
 

В Воронеже у «Максимира» заметили много пожарных машин: из ТЦ эвакуированы десятки человек

Губерния 6684

Конец света в психоневрологическом интернате


Ума палата
Корреспонденты «ВК» тщетно дожидались конца света в психоневрологическом интернате
 
Мир сошел с ума. Последние пару месяцев только и разговоров - о конце света. И это на полном серьезе! Одни готовили бункеры, другие запасали свечи и соль. Третьи оформляли мексиканские визы, стремясь в роковую дату уехать на родину майя. Да что говорить: моя мама весь последний месяц сушила сухари и металась в поисках керогаза, а друзья всерьез обсуждали пути отступления на дачу. Глядя на происходящее вокруг, я приняла единственно верное решение - провести пресловутый день 21 декабря 2012 года там, где устойчиво тревожное состояние психики считается «нормой», - в психоневрологическом интернате. Причем подальше от Воронежа, как и завещали нынешние «пророки» конца света.

Конец, Света!
 
Чтобы не сильно мозолить глаза обитателям учреждения для душевнобольных, я взяла в руки ведро и тряпку, замаскировавшись таким образом под санитарочку. Скажем честно, перевоплощение удалось на «троечку», как в том анекдоте: Штирлица выдали лыжи.
 
- Тряпку выжимай, воду сливай в туалете, - старшая медсестра психоневрологического интерната села Рождественского Поворинского района Марина Володина отдает сухие распоряжения и заодно отсекает любопытствующих. Последних много, они выглядывают из-за плеча «мамы» (так Марину Николаевну зовут здесь уже лет десять -- с тех пор, как она стала старшей медсестрой), хихикают и норовят себя как-то проявить.
 
Нелепее меня в этом узком, похожем на кишку, коридоре, нет никого: с ведром грязной воды, в крахмальном, снежной белизны халате, со шлейфом духов «Sisley», идущую мимо жмущихся к стенкам «аборигенов». Старушка в обтрепанной лисьей шапке качается, как маятник, и монотонно бормочет: «Извините, это Сашенька. Извините, это Сашенька». Потом садится на корточки и утыкается лицом в колени: «Все пройдет, все пройдет, все пройдет…». 
 
Несу свое ведро и делаю вид, что все нормально.
 
- Разрешите представиться: майор милиции в отставке Ирина Ралдугина! - она настигает меня почти у туалета: улыбка от уха до уха, съехавшая набекрень вязаная шапочка, потертая куртка. Муж Ирины и в самом деле служил когда-то в органах, пояснили местные старожилы. Он же ее сюда и определил: «Отходил чем-то тяжелым по голове. Сам-то давно помер, а Ирка до сих пор в майорах ходит».
 
На широком с облупившейся краской подоконнике местного клозета старушка, экипированная по-уличному, отдыхает, глядя куда-то в даль. Окно замазано белой краской, ей открывается вид только на пять старых, без перегородок, отхожих мест.
 
…За пять минут до этого я добросовестно махала тряпкой в комнате с прибитой к двери табличкой «комната образцового содержания». Кто-то старательно поднимал ноги, другие смотрели с укоризной: чего, мол, девка дурью мается. А одна из бабушек (может, она и не бабушка вовсе -- возраст здесь так просто не угадаешь) повалилась на кровать, захлебываясь хохотом. Я вдохновенно имитировала влажную уборку минут десять под аккомпанемент ее судорожных всхлипываний.
 
После процедур со шваброй и дезинфекции тряпки в ведре с таблеткой хлорки настоящая санитарочка Люба подсовывает мне комплект чистого белья - «обновить» крайнюю койку у окна. В бокс, где живут 23 «лежачих» пациента, меня не повели. 
 
- Оно вам надо? - просто спрашивает Люба. - Лежат себе бабушки. Некоторые годами. Там же еще четыре - слепые. У нас пять санитарочек, менять им белье и все такое - наша работа. Мы к ней привыкли, деньги за это получаем (к слову, 5 тыс. рублей в месяц. - С.Т.). Если уж вам так неймется, поговорите лучше с ними (кивок в сторону женщин, методично поднимавших ноги). Впечатлений наберетесь во как! - Она выразительно провела ребром ладони по горлу. 
 
Отбрасывая швабру и лицемерие, беру блокнот и иду к тем, кто выдохнул с облегчением после того, как я перестала изображать уборщицу. 

С больной головы
 
Называть фамилии и диагнозы здесь не принято. Тем, кто внутри, на самом-то деле все равно, а вот родственникам «по ту сторону» подобная «реклама» ни к чему. Попадают сюда, как правило, люди, у которых больше не осталось шансов вылечиться. Есть люди с врожденными заболеваниями, таких в интернате почти половина -- 57 человек. Некоторые обитатели интерната «заработали» свои отклонения ближе к пенсии, а чаще - закончив работать. 
 
Например, Галина из Острогожска. До 50 лет жила себе обычной жизнью: дом, семья, муж, дети, внуки. А как отметила «полтинник» -- что-то в голове перемкнуло. Ревновать начала мужа по-черному, видеть во всем злую силу и мистику. Защищаясь от колдунов, стала носить черные очки, не снимая. Детей и внуков, спасая от чего-то, однажды чуть не заморозила, выкинув на снег. Выбивала у них еду из рук -- мол, отравленная. Словом, родственники с ней измучились - поводили по врачам и привезли сюда. 
 
Была здесь раньше Мария -- тоже вроде никак себя особо не проявлявшая, а потом однажды убила мужа топором, порубила на куски и засолила в кадушке… Мария эта давно умерла. К слову, хоронят пациентов здесь же, в Рождественском, если родственники не решат по-другому. Но за все время существования интерната -- почти полвека -- такое было, может, пару раз. А чаще -- и попрощаться-то не приезжают. В прошлом году в интернате умерли семь человек, в этом -- четверо.

Конечная инстанция
 
- Кто мои родители?.. - Старушка вскидывает на меня «сенбернарьи» глаза цвета выгоревшей травы. -- Слыхом о них не слыхивала. Может, и медведица меня какая-нибудь родила (она прыскает, уткнувшись в свое кругленькое плечо. -- С.Т.). В войну я родилась, 15 мая 1941-го. Мать вроде погибла, когда мне было полтора месяца. Об отце знаю, что Иваном звали. Родственников -- никого, так и кукую одна на этом свете. Здесь я аж с 1965 года, про всех директоров, какие здесь работали, могу рассказать: путево они к нам относились или нет. Не надо?.. (И опять прыскает. -- С.Т.). Приехала 24-летней девчонкой из Бобровского интерната, а теперь мне уже 72-й годок пошел. Вон с Веркой мы здесь -- самые древние. Ее с Макаровки 17-летней привезли в 1976-м. Вместе на этой каторге мы уже 36 лет. А уж какие такие мы преступления совершили -- и не знаю… Про конец света я ничего не слыхала, да и какая мне разница? У меня вся жизнь -- конец света. 
 
Персонал рассказал про Лиду, что женщина она деятельная. В свое время упросила администрацию разрешить ей разводить гусей. Все бы ничего, да только птицу она стала менять у местных на выпивку. Пришлось прикрыть эту трудотерапию. 
 
- Да не пью я совсем! - обижается напраслине старушка. -- Зато и головушка не болит (легонько постукивает по своему совсем седому темечку. -- С.Т.). 
 
Вера Борисовна - соседка Лидии Ивановны - равнодушно соглашается с подругой про отношение к концу света. 
 
- И праздников я не люблю, - некстати добавляет она. - В 1996-м у меня брат умер, а мама - семь лет назад. И мне теперь без разницы, что Новый год, что день рождения. Никто все равно не приедет. 
 
- Из 137 проживающих здесь, -- рассказывает директор интерната Владимир Сапронов, -- навещают, дай бог, человек пять-шесть. Причем не всегда родственники, бывает, что и просто соседи. У нас нет буйных -- никаких там наполеонов и королев Англии. И санитаров-мордоворотов, смирительных рубашек -- тоже нет. У людей может быть длительная, годами, ремиссия, во время которой они вполне адекватны. В это время их вполне можно забирать домой, но редко кто забирает. 
 
- Я здесь работаю уже 33 года, - подхватывает Марина Володина. – Раньше, когда только сюда пришла, молодежи почти не было, в основном бабульки. Теперь картина поменялась. Бабулек держат дома из-за пенсий, пока они уж совсем чудить не станут, зато сейчас у нас полно молодежи -- девчонок по 20 -- 25 лет. Интернатские, как правило. У них судьба -- не приведи господи: дом малютки, детдом, потом -- мы. И большинство из них, будь у них семья, вполне могли бы адаптироваться к обычной жизни. Но семьи у них нет, соответственно и выбора тоже. Мы у них -- конечная инстанция.

«Миражи» жизни
 
- Ты здесь давно? -- спрашиваю тонколицую девушку с наушниками, которая смотрит на меня задумчиво. 
 
- Да, давно, месяца два. 
 
- Она у нас четыре года, - комментирует медсестра, - с 18 лет. 
 
- Помнишь, когда была на природе?
 
- Весной, - робко отвечает девушка
 
- Не весной, а осенью, - опять поправляет медсестра. - Вспомни, у нас была спартакиада интернатов в заповеднике. Из Алферовки (аналогичного мужского интерната. -- С.Т.) ребята приезжали. На берегу Хопра в волейбол играли, соревнования там всякие, а потом шашлыки жарили. 
 
Девушка силится что-то вспомнить, потом потихоньку уходит в другой конец комнаты.
 
В руках у нескольких девчонок электронные книжки. Местный интернат -- один из самых «продвинутых» в России: здесь в комнатах телевизоры и магнитофоны современные, и даже вот такие книжки. Их пять штук -- директор решил подобным образом пробудить у девчонок интерес к чтению. Многие из них в своей жизни ничего, кроме «Курочки Рябы», не читали.
 
- В каждую книжку мы закачали из Интернета простенькие игры, фотки наших девчат, но прежде всего по 10 -- 12 настоящих произведений -- сказки, фантастику и приключенческую литературу, - рассказывает врач интерната Александр Саликов. -- Понятно, что классики Толстой, Чехов, Достоевский им вряд ли будут интересны.?
 
- Я читаю сказку про Аленушку, -- рдея, произносит 24-летняя Яна, -- а вообще я музыку люблю. Например, группу «Мираж» -- я ее сейчас слушаю. 
 
В ближайших планах руководства интерната -- создание класса компьютерной грамотности для подопечных учреждения. С весны нынешнего года в интернате можно пообщаться по скайпу. Беда только, что общаться-то девчонкам не с кем. Хотя, может, это только пока. Ведь одно чудо благодаря виртуальной реальности в этих стенах уже произошло.

Рождественская сказка
 
История 28летней Люды, которая благодаря скайпу смогла уйти из этих стен в другую жизнь, здесь воспринимается как сказка про Золушку. 
 
Нынешней весной в социальной сети Люда познакомилась с парнем, живущим почти по соседству -- в селе Пески, что за 30 километров от Рождественского. Ну подумаешь, познакомилась -- с кем не бывает. Однако же между молодыми людьми завязалась переписка. Да такая душевная, что 27летний Серега Лазарев стал частенько доставать своих родителей -- Любовь Васильевну и Анатолия Ивановича: хочу, мол, съездить в интернат и посмотреть на Люду.
 
Съездили раз, другой, посмотрели на девушку. Заметили симпатию между ребятами. Потом с разрешения руководства интерната и в сопровождении медработника Люда несколько раз приезжала домой к парню. Его родителям девушка легла на сердце --  скромная, работящая, многое умеет делать по дому. С сыном тоже хорошо общалась. В общем, решились Лазаревы на непростой шаг -- стать опекунами Люды и взять ее в семью. 
 
Социальные службы проверяли все до мелочей -- микроклимат в семье, доходы Лазаревых, их здоровье, удобства для проживания Людмилы. Но однажды все формальности были улажены, и девушка переехала. Провожали ее в родных стенах, как положено провожать невесту -- с чаепитиями, подарками. Если все будет нормально, через полгода опекуны обещали обратиться с заявлением в суд о снятии с Людмилы недееспособности. Чтобы ребята могли создать семью и сыграть настоящую свадьбу.

Праздник, который всегда с тобой 
 
Будет конец света или нет -- это, как говорится, бабушка надвое сказала. А вот в приходе Нового года сомнений нет. В выходные в интернате обещали поставить елочку. Девчонки, которые порукастее, мастерят игрушки. Надежда, например, делает сложные снежинки из шести деталей. Надя -- самая юная из здешних обитателей, ей всего 19. Она приехала сюда из Бутурлиновского детдома всего полтора месяца назад. Не расстается с мобильником -- звонят друзья из «прошлой» жизни.
 
Ольге Костиной - 55. Раньше на новогодних утренниках она была Дедом Морозом, а в нынешнем году ее «понизили» до Бабы Яги. «Да мне все равно! - машет рукой женщина. -- Лишь бы какое-нибудь развлечение». Ольга очень любит быть на виду - петь, плясать, номера какие-нибудь показывать. Вот и сейчас она немного откашлялась, смущенно опустила глаза и запела: «Выйду на улицу, гляну на село…». Спев куплет, кокетливо себя критикует: «Я немного не в голосе, хриплю». -- «Курить надо меньше!» -- снижают пафос ее «товарки». 
 
Я спросила Ольгу, загадывает ли она под Новый год желание.
 
- А как же, - усмехнулась Оля. - Загадываю, чтобы родственники меня навестили на день рождения, а он у меня ровно через два дня после боя курантов -- 2 января.

Коль скоро мы решили забраться в этот далекий от Воронежа интернат, то приехали не с пустыми руками -- тем более что праздник на носу! В местной столовой разрезали два торта, пригласили женщин к столу и предложили опустошить пакет с новогодними сувенирами. 
 
Они, словно дети старшей группы детсада, толкались у стола, с нетерпением выхватывали безделушки, уплетали торт, облизывали пальцы и долго благодарили. Одна даже поцеловала в плечо и попросила приезжать еще.
 
Как знать - пути господни неисповедимы…

Другие материалы автора читайте на сайте газеты "Воронежский Курьер".